Пандемия COVID-19 поставила разработчиков лекарственных препаратов в жёсткие условия. Вместо обычных пяти — семи лет, отводимых на создание лекарства, нужно было подготовить вакцину к производству за несколько месяцев. Руководитель референсного центра по коронавирусной инфекции и лаборатории механизмов популяционной изменчивости патогенных микроорганизмов ФГБУ «НИЦЭМ имени Н. Ф. Гамалеи» Минздрава России Владимир Гущин рассказал GxP News, благодаря чему институт справился с этой задачей. 

Доклинические исследования

Эффективное противодействие пандемии COVID-19 в условиях отсутствия средств этиотропного лечения — это прежде всего ускоренная разработка и внедрение профилактических препаратов. Только эффективная профилактика позволяет сохранить здоровье граждан и вывести экономику из рецессии в условиях пандемии. Кроме того, исторически вакцинация — самый экономически эффективный способ борьбы с инфекционными заболеваниями. Мы отработали схему, которая позволила сократить время от разработки кандидатной вакцины против COVID-19 до её внедрения до шести месяцев с последующим получением в результате тестирования на десятках тысяч добровольцев убедительных данных об эффективности за менее чем 12 месяцев от начала цикла. Этот подход универсальный и может быть использован в условиях других пандемий, вызванных зоонозными вирусами. 

Этап создания прототипа лекарственного средства и его экспериментальной проверки был сокращён от года до полутора месяцев. И с начала февраля до середины марта 2020 года было показано, что созданный прототип вакцины обладает иммуногенностью и формирует необходимые антитела к S-белку. Наработка опытно-промышленных серий прототипа вакцины была запущена параллельно без подтверждения иммуногенности на животных. И к середине марта 2020-го были получены партии, позволяющие начать доклинические исследования. На этом этапе ключевым ограничением было отсутствие у исследователей инфекционных моделей для проверки защитной эффективности препарата, поэтому была организована совместная работа с Минздравом, позволившая в последней декаде марта получить штамм и начать моделирование инфекции на иммуносупрессивных сирийских хомяках. 

Дальнейший объём доклинических исследований был проведён за неполных три месяца, и в начале июня было сформировано досье для получения разрешения на проведение I–II фазы клинических исследований. Результаты экспертизы досье Минздравом позволили начать исследования на 76 добровольцах, испытания закончились через два месяца. При принятии решения мы учитывали опыт создания вакцинных препаратов на основе аденовирусной платформы, параллельно разрабатываемых Центром Гамалеи и другими мировыми научными центрами. Несмотря на переход в клиническую фазу исследований, эксперименты на животных не были прекращены с целью последующей перепроверки полученных результатов, увеличения объёма данных и расширения количества инфекционных моделей для получения более убедительных результатов.

Интенсивный план подразумевает параллельное выполнение задач по всем направлениям разработки. Классический план создания препаратов — существенно более линейный и пошаговый, он страхует разработчиков от избыточных трат, позволяет действовать по множеству направлений одновременно, требует меньше ручного управления, позволяет применять конкурентные принципы при определении партнёрских организаций и завязан на относительно небольшое количество спонсоров. Очевидно, что стандартный план совершенно непригоден для внедрения вакцинного препарата в условии пандемии. 

План разработки вакцины «Спутник V» предполагал при разумных рисках кардинальное ускорение исследований и разработок. К работе подключились лучшие исследовательские группы Центра Гамалеи. Все задачи были разбиты на блоки, включающие разработку вакцинного препарата, наработку препарата для доклинических и клинических исследований, выделение вируса и создание инфекционной модели, проведение экспериментов по оценке безопасности, отработку протоколов оценки иммуногенности, создание аналитических систем типа ПЦР-РВ и ИФА, оценку эффективности на животных моделях, подготовку и запуск протокола клинических исследований, коммуникацию с заинтересованными внешними лицами. В работе приняли участие 70 исследователей из Центра Гамалеи и десятки специалистов из других организаций.

Главным отличием разработки вакцины «Гам-КОВИД-Вак» («Спутник V») от стандартной доклинической фазы была необходимость сократить время исследований в условиях пандемии. Ускорению разработок и исследования вакцины помогло наличие аденовирусной платформы, она позволила получить препарат высокой эффективности, безопасности, доступный по цене и неприхотливый к требованиям холодовой цепи. Для наиболее выраженного и продолжительного защитного эффекта мы выбрали двухкомпонентную прайм-бустерную схему.

Клинические исследования

Стандартно клинические испытания I–II фазы для профилактических препаратов, когда нет проблем с набором добровольцев, проводятся в течение календарного года, а исследования III фазы — от года до трёх лет. В случае с «Гам-КОВИД-Вак» испытания I–II фаз были проведены за два месяца. Третья фаза исследования была запланирована для проведения в течение года, однако убедительные количественные данные об эффективности и безопасности были получены в рамках предварительного учёта в первые три месяца исследования. 

Ускорению способствовало приоритетное рассмотрение документации при проведении экспертизы Минздравом, возможность заключения договоров с клиническими центрами, CRO и другими организациями без проведения конкурсных процедур, простота набора добровольцев в условиях пандемии, так как возможность приоритетного получения препарата, защищающего от инфицирования, их серьёзно мотивировала. 

Стоит также отметить наличие в Центре Гамалеи команды для проведения клинических исследований, её взаимодействие с разработчиками и исследователями, готовность препарата, произведённого в то время, когда доклинические испытания ещё не были завершены, а также большой опыт проведения близких исследований, в том числе для препаратов на основе аденовирусной платформы. 

Осложняло прохождение III фазы открытие гражданской вакцинации и простота разослепления участниками своего статуса из-за доступности тестов, позволяющих понять, получил человек вакцину или плацебо. Однако пандемия позволила выявить в группе плацебо существенно превышающее количество заболевших по сравнению с группой получивших вакцину. 

Объём данных по безопасности вакцины не стал меньше. Наоборот, в процессе исследования собираемой информации было больше, в том числе благодаря использованию приложений («Дневник самонаблюдения»), внедрённых Минздравом и позволяющих участвующему в исследовании пациенту передавать сведения о своём состоянии. 

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь