Биннофарм и биофармацевтика

0
1119
Биннофарм
Биннофарм

Компания «Биннофарм» работает в области биофармацевтики, новой для Зеленограда — «города электроники». В студии Zelenograd.ru — генеральный директор компании «Биннофарм» Игорь Варламов с рассказом о том, что выпускает предприятие, о «температуре» российского рынка производителей и покупателей лекарств, о планах по новым разработкам и расширению Национального календаря прививок с помощью универсальной вакцины от «Биннофарма», а также о перспективах работы компании в ОЭЗ «Зеленоград» и о создании биофармацевтического кластера «Биосити» в городе.

Отечественные лекарства и зарубежные партнеры

 

Е.П. (Елена Панасенко) — Что сегодня уже производит «Биннофарм» — из того, что зеленоградцы буквально могут увидеть в аптеках города?

— Да, мы не производим электроники — мы производим лекарственные препараты. Сегодня компания «Биннофарм» находится в стадии бурного развития. Прежде всего, мы производим те препараты, которые нужны для Национального календаря прививок — это вакцины от гепатита B. Кроме того, производим социально-значимые дешевые препараты — «Ингалипт», «Каметон», «Сальбутамол» и другие препараты, которые нужны для больниц, для ежедневного применения. Мы отгружаем продукцию и в аптеки, и в больницы.

Успех биофармацевтического производства в первую очередь зависит от того, какие препараты будут предлагаться, и каждый день мы работаем над тем, чтобы расширять свой продуктовый портфель — за счет поиска и разработки новых продуктов, а также работы в кооперации с партнерами.

Е.П. — Последняя новость — «Биннофарм» подписал соглашение о партнерстве с бельгийской компанией UCB Pharma: завод в Зеленограде будет к 2012 году выпускать лекарства этой компании, до 7,5 миллионов упаковок ежегодно. Таким образом «Биннофарм» участвует в программе импортозамещения и загружает свои производственные мощности, как говорилось в сообщениях СМИ. Какие конкретно это будут препараты?

— Локализация в России западной продукции — достаточно актуальная тема. UCB специализируется на рынке неврологии, кардиологии, и в данный момент мы рассматриваем 5 препаратов, которые будут производиться компанией «Биннофарм» в разных дозировках: это препараты кардиологической и ноотропной групп — актуальные препараты, например, «сердечный» препарат «Кардикет», который знает практически любой россиянин. Наше взаимодействие пройдет в несколько этапов: первичная упаковка препаратов UCB, вторичная упаковка, а затем и полный цикл их производства. Это процесс непростой — любой международный производитель прежде всего должен оценить, соответствует ли наше предприятие его стандартам, соответствует ли наше оборудование требованиям, в соответствии с которыми должны производиться их продукты. В зависимости от хода этой работы, если всё будет складываться хорошо, я надеюсь, что в конце 2012 года мы начнем выпускать первую продукцию UCB на нашем производстве.

Е.П. — Насколько локализованный выпуск снизит стоимость препаратов UCB на российском рынке?

— Надеемся, что цена локализованных препаратов будет ниже импортных, но это предмет дальнейших переговоров. Пока понятно, что при производстве в России себестоимость будет меньше за счет более низкого уровня налогов, и мы надеемся, что сделаем препараты UCB более доступными для населения. Удешевление не будет большим, так как даже при полном цикле производства в России неизбежны затраты на импорт из-за границы исходных субстанций, на обеспечение хорошего качества продукции, требующего проведения анализов, а также затраты на упаковку — мы покупаем фольгу самого лучшего качества, бумага и картон тоже должны соответствовать определенным стандартам. Обеспечение системы менеджмента качества, вентиляция, кондиционирование, подготовка — всё это большие затраты. Мы будем стремиться к снижению стоимости, так как понимаем, что мы работаем на социально-значимом рынке, и лекарства должны быть более доступными населению, но мы не можем поставлять их в убыток.

Е.П. — Как сегодня загружено производство «Биннофарма»? Оно было запущено летом 2009 года, планы тогда были большие…

— Фармацевтическое производство это не просто фабрика, которую открыл — и сразу начинаешь получать продукцию. Это тяжелейший процесс, который зависит от государства, от продуктового портфеля предприятия. Требуется время, чтобы в нём было больше продуктов, чтобы мощности были загружены на 100%. Сегодня формирование портфеля является нашей приоритетной задачей. Мощности, которые у нас есть, строились исходя из предположения, что потребление населения будет большим. Сейчас они загружены не полностью, но мы считаем, что это резерв для будущих возможностей «Биннофарма», и этот резерв мы будем использовать наиболее эффективно. Подписание соглашения с UCB — как раз пример того, что мы пытаемся предложить рынку наиболее качественный продукт, востребованный населением.

Е.П. — В прошлом году похожее соглашение «Биннофарм» подписал похожее соглашение с компанией «ГлаксоСмитКляйн» о совместном выпуске новейших вакцин. Насколько оно поучаствовало в загрузке производства?

— Я уже сказал, что его загрузка — это длительный процесс. После подписания этого соглашения у нас началась колоссальная работа: мы прошли несколько аудитов, в ходе которых оценивались наши производственные мощности; сделали всё необходимое, чтобы эти аудиты были признаны на 100%, а производство было готово к передаче технологий. Это всё требует времени, и мы находимся в этом процессе. Занимаемся и регистрацией новых вакцин, формируем спрос на эту продукцию. На такую работу в фармацевтике, к сожалению, нужны годы для того, чтобы добиться конечного результата — выхода на рынок.

Е.П. — Тут больше сложностей технологических или они связаны с взаимодействием с государственными органами по лицензированию и т.п.?

— Это и технология, потому что постановка технологического процесса требует времени — приезжают технологи с европейских заводов, которые устанавливают свою технологию, обучают людей. Но прежде всего это и процесс государственного регулирования, потому что получение регистрационного удостоверения требует от нас прохождения определенных процедур. После того, как мы сдали препарат на регистрацию, должны пройти его клинические испытания, обследование на людях, а это время, сроки. По регламенту сейчас всё должно делаться за 210 дней, но по факту получается значительно больше. Всем известно, как сейчас обстоят дела с получением регистрационных заявлений.

Е.П. — В конце марта «Биннофарм» сообщил также о подписании соглашения с «Росгосстрахом». Я не будут пересказывать его цели и задачи — расскажите, пожалуйста, вы сами, в понятных всем словах…

— Одной из очень важных составляющих процесса регистрации новой продукции и вывода ее на рынок являются клинические исследования. «Росгосстрах» мы видим своим надежным партнером во многом именно по клиническим исследованиям. Они страхуют клинические исследования, которые проходят в России, и имеют большое количество экспертов, работающих в области здравоохранения и медицины.

«В новый Национальный календарь прививок может войти наша универсальная вакцина — одна на 5-7 инфекций»

Е.П. — Выпуск «Биннофармом» новых вакцин, в том числе универсальных, создаёт базу для расширения Национального календаря прививок, причем уже с 2012 года его могут расширить с 10 до 15 прививок от актуальных заболеваний — вы об этом говорили в феврале этого года на Конгрессе педиатров России. Если процессы постановки производства новых препаратов такие длительные и тяжелые — успеет ли «Биннофарм» выпустить новые вакцины уже к 2012 году для нового календаря прививок? Насколько это реально?

— Мы работаем над этим. Сказать что-то большее пока очень сложно. Расширение Национального календаря — это задача не «Биннофарма», а государства. Всем известно, что в Европе и Америке в национальных календарях более 15 вакцин, а в России сейчас — только 10. Между тем, эффект от вакцинации необычайно высок, вакцинация чрезвычайно полезна и выгодна для государства, 1 доллар, вложенный в вакцинацию, приносит 14-15 долларов экономии государства на лечении людей. Пока мы встречаемся с руководителями предприятий отрасли, обсуждаем эти вопросы с научной общественностью… Общество, медицинское сообщество, исполнительная власть должны созреть, чтобы принять это несложное решение об изменении календаря прививок. В то же время, например, законодательная ветвь власти поддерживает этот процесс и хорошо осознает, что Национальный календарь должен быть расширен.

Е.П. — Есть вероятность, что Национальный календарь прививок будет новым уже в 2012 году?

— В данный момент Государственная Дума готовится обсуждать вопрос о внесении поправок в Национальный календарь. Но это зависит не только от Думы, не только от Совета Федерации, но и от Министерства здравоохранения — как они на это будут смотреть. Ну и какой будет бюджет, конечно.

Е.П. — В обществе сейчас идёт спор о полезности и вредности прививок — многие упрекают отечественные вакцины в аллергенности. Я понимаю, что вы, как производитель вакцин, выступаете за их безусловную полезность. Скажите, пожалуйста, какие доводы своих оппонентов вы слышите чаще всего и как вы на них отвечаете?

— Я всегда оцениваю так: если бы вакцинация была бы бесполезной — наверно, её бы не было бы во всём мире. И мы сейчас говорим о тех вакцинах, которые действительно приносят пользу. Например, после введения вакцинации против гепатита практически исчезли эпидемии гепатита. Уже много лет идёт вакцинация против коклюша, кори, паротита в детском возрасте. И новый календарь прививок предполагает введение новых стандартов прививок — когда в одной вакцине будет находиться пять-шесть-семь инфекций. Делать ребенку такую прививку более гуманно, чем делать пять-семь уколов по отдельности. Или, например, на «Биннофарме» планируется производить вакцину против рака шейки матки — это тоже огромная проблема, и во всём мире уже признано, что такая вакцина приносит пользу. Деньги, которые нужно будет государству выделить на расширение Национального календаря — 15 миллиардов рублей в год, а эффект будет почти на 200 миллиардов рублей. Конечно, я считаю, по этому вопросу еще надо думать, советоваться с врачами. На каждую вакцину может быть индивидуальная непереносимость, может быть разным и эффект вакцинирования — не в 100% случаев оно успешно. Но в целом все врачи в мире поддерживают вакцинацию, особенно в детском возрасте, против тех заболеваний, которые для всех очевидны.

Е.П. — А вакциной от гриппа «Биннофарм» будет заниматься?

— Пока таких планов у нас нет.

А.Э. (Александр Эрлих) — Помимо вопроса «Прививаться или нет?» есть еще проблема — какой вакциной прививаться? Есть мнение, что отечественные вакцины недостаточно чистые, качественные. Я даже слышал на уровне анекдота, что в компании-производителе вакцины от гриппа сотрудники прививались не собственной вакциной… А вот сотрудники «Биннофарма» или их дети — они прививаются вашей вакциной?

— Да, нашей. Кроме того, импортные вакцины производятся с другим серотипом вируса — серотипом AD. Наша вакцина производится по серотипу AYW, это штамм, актуальный для населения Российской Федерации.

«У локализации импортных препаратов в России есть будущее, а у RFID-чипов на упаковках — пока нет»

Е.П. — Какие планы у «Биннофарма» на будущее — вы будете делать акцент на выпуске «дженериков», локализованном производстве импортных препаратов или собственных разработок? В каких долях?

— Мы будем производить то, что будет продаваться и будет востребовано. Сейчас мы рассматриваем два актуальных для нас сегмента. Первый — это биотехнологические препараты, которые у нас стоят в приоритете, так как «Биннофарм» биотехнологическая компания; в планах развития — строительство дополнительных мощностей для их производства, и я считаю, что это будет залогом успеха предприятия…

Е.П. — Эти биотехнологические препараты — разработки самого «Биннофарма» или не только его?

— Да, это наши собственные разработки, пять наименований препаратов с разными формами выпуска. Мы планируем приступить в 2012 году к их реализации, только не в виде готовой продукции, а как субстанций. Готовые формы начнем выпускать к концу 2013 или в 2014 году, так как эти разработки требуют клинических и доклинических исследований, регистрации и т.д. Если говорить о ближайших планах выпуска, то мы готовимся выпустить препараты кардиологической группы, пульмонологии и неврологии — это «дженериковые» продукты, не нами разработанные. По качеству они точно будут не хуже импортных аналогов, а по цене, надеюсь, более конкурентоспособными.

Е.П. — Есть ли новости о вашем совместном проекте с «Роснано», о котором сообщалось осенью прошлого года? Тогда научно-технический совет «Роснано» одобрил совместный проект с «Биннофармом» по производству 7 генно-инженерных препаратов, с инвестициями порядка 1,3 миллиарда рублей.

— Да, этот проект одобрен, мы продолжаем поддерживать отношения с «Роснано», ведем переговоры и по продуктам, и по технологиям о возможностях кооперации. Но до конкретики дело еще не дошло. Это сложный процесс, решения принимаются очень выверено, как со стороны «Роснано», так и с нашей стороны.

Е.П. — Сейчас на сайте «Биннофарм» появился обзор сегодняшнего российского рынка лекарственных средств и их производителей. Как вы оцениваете его перспективность, привлекательность именно для отечественных производителей лекарств?

— Очень перспективным, поэтому я и пришёл работать в компанию «Биннофарм» [Игорь Варламов сменил в феврале 2011 года на посту генерального директора компании Максима Уварова, возглавлявшего «Биннофарм» с момента его открытия в Зеленограде — Zelenograd.ru].

Е.П. — У «Биннофарма» сейчас много конкурентов из числа именно отечественных компаний?

— Конкурентов много, в России более 300 производителей лекарственных средств, и «Биннофарм» находится в числе лидеров — но, наверно, не по объему продаж, а по производственным мощностям, которые у нас есть. Другого такого предприятия по качеству оборудования и GMP практически в России не существует [GMP (Good Manufacturing Practice, «надлежащая производственная практика») — система норм, правил и указаний в отношении производства лекарственных средств — Zelenograd.ru]. Есть другие, среди них лидер — это, безусловно, «Фармстандарт», но он имеет много площадок в разных местах, с достаточно большими производственными мощностями и с большим продуктовым портфелем. Но у «Биннофарма» большое будущее.

Е.П. — Некоторое время назад, когда проходил визит на «Биннофарм» Владимира Путина, много говорилось о том, что рынок лекарственных препаратов в России большей частью занимают импортные препараты. Сейчас эта ситуация как-то изменилась?

— На протяжении последних 15 лет доля российских препаратов по деньгам составляла порядка 20%, зато в количественном выражении их было 80%. За последнее время прошло изменение динамики в сторону российских препаратов. Государством был задан тренд на локализацию производства лекарств в России, на преимущества для российской продукции. Было принято постановление о предоставлении преференций в размере 15% [при участии в государственных закупках — Zelenograd.ru] для российских производителей и продуктов. И сейчас изменения есть, в данный момент рынок российских препаратов оценивается в 27%. Он подрос незначительно, но это тяжело… Прежде всего, по технологическим и организационным причинам. Просто невозможно здесь вырасти сейчас и сразу. Тем более, что по методике, которая принята Министерством промышленности и торговли, российским препаратом считается только тот препарат, который произведен в России по полному циклу. Если здесь делается просто упаковка, — как на первом этапе нашего сотрудничества с UCB, который мы сейчас обсуждаем, — то это не будет российской продукцией. Это локализация, это рабочие места, это контроль качества препаратов в России, но это не российский продукт.

Е.П. — Локализацию производства импортных лекарств государство поддерживает?

— Да. Потому что в каждом контракте по локализации мы, во всяком случае, прописываем, что мы видим для себя дальнейшие стадии — вплоть до перехода на полный цикл производства.

Е.П. — А много сейчас таких потенциальных зарубежных партнеров, которые стремятся локализовать производство в России?

— Я сейчас не смогу назвать точные цифры, но порядка 20 западных производителей уже в той или иной степени локализованы в России.

Е.П. — Вы чувствуете активный интерес с их стороны, «Биннофарму» есть из кого выбирать партнеров?

— Да, чувствуем. И абсолютно все западные компании, которые имеют существенную долю продаж в России, сейчас рассматривают вопрос локализации, в той или иной степени. Например, «Новартис» собирается строить завод в Санкт-Петербурге, «АстраЗенека» — в Ярославле, и так далее, много заводов будет строиться. А другие компании идут по другому пути и работают в кооперации с российскими производителями. Но работа в кооперации предполагает, что российский производитель должен иметь стандарты GMP, и «Биннофарм» по этому требованию более чем подходит. Но «Биннофарм» не будет сотрудничать со всеми подряд, мы будем выбирать партнеров.

Е.П. — При появлении «Биннофарма» в Зеленограде много говорилось о его перспективных разработках — генно-инженерных препаратах, лечебно-диагностических чипах. Насколько сейчас эти планы реализовались, в каком всё состоянии?

— Как я уже сказал, «Биннофарм» ориентирован на биотехнологические продукты, это и генно-инженерные препараты, и этот проект одобрен в АФК «Система», мы по нему работаем. Пять биотехнологических продуктов уже находятся в высокой степени разработки. Мы рассматриваем вопрос привлечения новых технологий при кооперации с западными компаниями, будем применять их, в том числе, для выпуска и российских продуктов и разработок.

Е.П. — Есть ли вероятность кооперации с заводом «Микрон», другим зеленоградским предприятием АФК «Система» и концерна «Ситроникс»? Например, по чипам: некоторое время назад возникали разговоры о защите лекарств от подделки с помощью RFID-чипов «Микрона»…

— Эти планы есть, они обсуждаются, но скорее больше на уровне государства, чем на уровне рынка. Потому что я хорошо понимаю, что потребителю нужно высокое качество и низкая цена. Применение микрочипов увеличит цену препарата, прежде всего. И потом, чтобы контролировать чипы, нужно будет оснастить системами для считывания с них информации все аптечные учреждения в России, а это дополнительные деньги. Проблема, ради которой это делается, — фальсификация лекарственных средств, — в России очень маленькая, у нас меньше 1% фальсифицированных средств. Поэтому… как только мы почувствуем, что вопрос того стоит — поверьте, перейти на эту технологию и вживить микрочип в упаковку не сложно.

Кластер «Биосити» и особая экономическая зона «Зеленоград»

Е.П. — Биннофарм с самого начала работы в Зеленограде продвигал такую основную «геополитическую» идею — создание в городе биофармацевтического кластера Биосити. В каком состоянии эта идея сейчас?

— Это уже не идея, а жизнь. Это наша цель, — не только «Биннофарма», но и правительства Москвы. Недавно в Зеленоград приезжал Сергей Собянин, и этот вопрос тоже обсуждался. Мы обсуждали тему Биосити и с руководством особой экономической зоны и договорились, что в следующий понедельник у нас будет встреча рабочей группы. Этот проект мы будем расширять и поддерживать, он активно развивается.

Е.П. — В ОЭЗ «Зеленоград», насколько нам известно, «Биннофарм» собирается строить центр научных разработок компании?

— Это прописано по правилам особой зоны, там предусмотрен центр разработок с возможностью дальнейшего производства. Мы обсуждаем этот проект с руководителем зеленоградской ОЭЗ господином Васильевым, встречаемся практически каждую неделю и готовы приступить к его реализации, но организационные вопросы в самой ОЭЗ еще не до конца пройдены.

Е.П. — Финансирование вашего проекта в ОЭЗ у вас уже предусмотрено, вы готовы стартовать? У многих резидентов, с которыми мы встречались в этой студии, проблемы именно с инвестициями…

— Деньги предусматриваются в бюджете. В бюджете 2011 года предусмотрены деньги на инфраструктурное развитие ОЭЗ. Это не говорит о том, что мы заложили деньги уже на инвестиции в свое строительство. Мы этот проект поддерживаем, инфраструктурно вкладываемся в него, но понятно, что любой проект должен иметь необходимые экономические показатели — должна быть не только идея, но и рынок сбыта, и партнеры, которые в этом заинтересованы, или государство, которое в этом заинтересовано. Мы понимаем, что делать, но мы еще не приступали к конкретным шагам.

А.Э. — Вы ждёте, пока особая зона немного разовьётся? Почему бы не начать, например, проектирование Центра R&D в Алабушево?

— Подо что? Что разрабатывать? У нас сейчас идёт много высоконаучных инновационных разработок, но — одна из них делается в лаборатории МГУ, другая в РАН, третья в ГосИОХ РАНа (государственном институте органической химии при Российской академии наук). Разработки идут. Но, чтобы разрабатывать что-то в новом построенном Центре R&D, должно быть много факторов. Если бы у нас уже было некое ноу-хау, которое требует дальнейших не научных, не НИОКР-овских, а НИР-овских разработок — тогда мы, конечно же, начали бы строить Центр R&D. С пониманием, что в нем у нас будут лаборатории, которые займутся масштабированием этих разработок, что тут будут ученые, которые эту идею будут воплощать в жизнь, в производственный цикл…

А.Э. — Что должно произойти, чтобы этот процесс начался? Должны появиться ваши разработки?

— Да, разработки, по которым будут уже пройдены лабораторные исследования, доказывающие 100%-ный результат, и мы поймем, что их нужно их масштабирование, и тогда будет иметь смысл вкладываться в этот перспективный гарантированный продукт. Мы не можем инвестировать деньги в идею — «Давайте построим, а потом будем решать, что мы там будем делать».

А.Э. — Значит, если говорить о таких составляющих кластера Биосити, как наука, R&D и производство — то научная часть пока отстаёт?

— Да.

Е.П. — АФК «Система» недавно выступала с инициативой по созданию третьей площадки особой зоны «Зеленоград». Как мы поняли, предполагалось создать её как раз на Северной промзоне, где расположены «Микрон» и «Биннофарм»…

— Думаю, это вопрос к новому руководителю ОАО «ОЭЗ», назначенному сегодня.

А.Э. — Но вы бы хотели, чтобы «Биннофарм», его сегодняшний производственный комплекс оказался бы в этих особых условиях, с налоговыми и таможенными преференциями?

— Я считаю, что всё должно быть очень справедливо. «Биннофарм» не находился на территории ОЭЗ, когда строился, и если он будет там находится теперь — это будет, наверно, удачей, но это не будет заслугой «Биннофарма». Я считаю, что особые экономические зоны направлены прежде всего на разработки и дальнейшее производство полученных результатов. У «Биннофарма» сейчас есть уже готовое производство с текущими разработками. Если мы при обсуждении с руководством ОАО «ОЭЗ» сможем доказать, что новые разработки, которые будут у нас делаться, смогут принести в экономическую зону интеллектуальную собственность, то мы будем обсуждать этот вопрос. Такие разработки у нас есть, они идут и будут идти. Но очень важно, чтобы нам своими действиями не нарушить закон, этого мы точно не хотим. Есть закон «Об особых экономических зонах», и нужно сделать так, чтобы наши желания гармонично совпали с возможностями этого закона.

«Биннофарм» для города: образование для школьников, работа для молодых специалистов и переселение ученых-«возвращенцев»

Е.П. — В проекте Биосити «Биннофарма» говорилось о сотрудничестве с образовательными структурами в Зеленограде — с МИЭТом, и даже шла речь о создании профильных школ… Что из этого уже удалось сделать и что, может быть, стоит в ближайших планах? Мы знаем, МИЭТ уже готовит специалистов в вашей области…

— Мы сотрудничаем с вузами и образовательными заведениями Зеленограда — созваниваемся, интересуемся их жизнью, регулярно проводим встречи со школьниками и студентами в «Биннофарме». Это партнерство позволяет нам понимать, что требует образовательная система и что она может дать производству. Мы крайне заинтересованы в привлечении хороших молодых специалистов на наше предприятие. Для меня, как для руководителя, создание команды молодых и энергичных профессионалов является одним из важнейших приоритетов. Что сделано? Пока мы не создали никакой своей школы, ничего такого особенного — мы просто работаем, помогаем, общаемся и ждем к себе молодежь. Например, буквально завтра к нам придут 11-классники, которым мы будем рассказывать о предприятии, о том, какие специалисты нам нужны, и предложим им уже при выборе вуза смотреть на те специальности и профессии, которые будут востребованы нами уже в ближайшее время. Мы проводим встречи и с руководителями учебных заведений, показываем им наше производство и видим высокий отклик и от них, и от самих учеников.

А.Э. — Школьники придут к вам на работу еще не скоро, а у молодых специалистов основная проблема помимо зарплаты и интересной работы — это жилье. Вы как-то участвуете или планируете участвовать в программах по обеспечению жильем молодых сотрудников?

— Этот вопрос обсуждался с руководством особой экономической зоны — у них есть план по строительству жилья для сотрудников резидентов ОЭЗ. Это пока только планы, но, скорее всего, это будет строительство общежитий или каких-то пандоминиумов…

А.Э. — Вы эту работу отдали особой зоне?

— Да, мы её обсуждаем. Понятно, что привлечение специалистов требует инвестиций, в том числе, и от работодателей. И если для молодых специалистов будет достаточно комнаты в общежитии или маленькой квартиры для молодой семьи, то если говорить о специалистах высокого уровня, которых мы привлекаем к себе, — с международным опытом, с высокими научными регалиями, — то мы рассматриваем варианты найма хорошего жилья для предоставления им.

Е.П. — О привлечении специалистов из-за рубежа «Биннофарм» рассказывал какое-то время назад — что ведется политика возвращения российских ученых. Она сейчас продолжается? Как чувствуют себя эти «возвращенцы» в Зеленограде, есть ли у них проблемы с Федеральной миграционной службой или какие-то еще?

— Мы таких проблем не видим. Мы понимаем, что опыт, который накоплен в мире, бесценен, и им нужно пользоваться. У нас сейчас работает представитель компании Sandoz, который оказывает нам помощь в сертификации по стандартам GMP. У нас есть ученые, российские граждане, которые успели уже поработать в Хорватии, в Швейцарии, в других европейских странах. Естественно, для научных разработок мы ищем людей, которые наиболее подходили бы для наших задач. Если это биотехнологии, то мы смотрим лучших биотехнологов, которые попадают в наше поле зрения. Понятно, что трудно будет пригласить биотехнологов из американской компании Roche, например, которые там уже состоялись, долго там работают, у них есть свои лаборатории и команды. А тем людям, которые возвращаются, очень важно… Почему они возвращаются? Они уехали, когда им было 25-30 лет, и сейчас прожили 10-15 лет за границей. А родители у них, как правило, живут в России, стали уже пожилыми, и у людей есть мотивация вернуться. Там поработали, посмотрели — денег не «сыплется валом», каждый труд там тоже оценивается конкретными суммами, а жизнь в Европе в среднем дороже, чем в Москве. Все делают для себя выбор…

А.Э.- Значит, это не то чтобы вы их перекупаете или переманиваете — они сами, естественным путем начинают возвращаться?

— Ну, если они получают предложение вернуться и пойти снова в НИИ за 30 тысяч рублей, то, конечно, они решают остаться в Европе. А если предложение более достойное… Самое главное ведь в том, что мы ученым предлагаем не только деньги — мы предлагаем интересную работу, хорошие лаборатории. У нас недавно был молодой человек, который больше 10 лет проработал в Швейцарии и в Англии, он посмотрел нашу лабораторную базу и сказал, что это лаборатории европейского уровня. У нас сложные задачи, хорошая команда — к нам интересно приходить.

Елена Панасенко, Александр Эрлих. / Zelenograd.ru, 13.04.2011

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь