Емкость белорусского фармацевтического рынка

0
1032
Александр Фандо, директор ОАО Борисовский завод медицинских препаратов
Александр Фандо, директор ОАО Борисовский завод медицинских препаратов

.О качестве отечественных лекарств и будущем белорусской фармацевтической отрасли Радио TUT.BY рассказал Александр Фандо, директор ОАО «Борисовский завод медицинских препаратов»

Можете ли вы оценить белорусский фармацевтический рынок в денежном выражении?

Емкость фармацевтического рынка по итогам 2008 года составила 600 млн долларов. В принципе это очень большой рынок, который динамично развивается. Основную роль в обеспечении аптечных сетей и больниц лекарственными средствами выполняет РУП «Белфармация», куда входят все областные унитарные предприятия. Я считаю, что на сегодняшний день это оптимальная структура, охватывающая все области: отечественные склады, больницы, клиники, аптеки. Кроме всего прочего, есть еще частные аптеки, неплохо дополняющие государственную систему. Ведь не каждый человек может позволить себе купить дорогостоящее лекарственное средство, а те, кто имеют возможность, заходят в частные аптеки.

Александр Николаевич, вы сказали, что на сегодняшний день фармацевтический рынок достаточно насыщен, а могут ли отечественные компании удовлетворить потребности наших покупателей?

Я должен сказать, что ни в одной стране мира, кроме Кубы, нет такого, чтобы местные производители препаратов обеспечивали рынок своей страны. Это логично и понятно: есть больные, которые уникальны. Их может быть пять-десять человек, а для них начинать производство лекарственных средств и закупать очень дорогостоящее оборудование экономически нецелесообразно. Есть еще препараты, на которые не закончилась патентная защита, и мы также не имеем права их производить. Что касается нашей компании по тем препаратам, которые мы производим, завод может обеспечить потребности республики на 100%.

Если говорить о медицинских препаратах массового потребления, то по каким позициям не способен удовлетворить спрос белорусский производитель? Какие лекарства наиболее сложны в производстве?

Мы сейчас выпускаем уже не только простые лекарства, как десять лет назад. Я имею в виду анальгин, парацетамол и т.д. В отличие от освоенных нами новых препаратов они действительно просты в производстве. Сложные, многосоставные препараты требуют определенного оборудования, которого раньше у нас не было. Но сейчас мы можем производить очень многие препараты. Проблем в обеспечении внутреннего рынка нет.

Существует мнение, что белорусская продукция по качеству уступает зарубежным аналогам. Отечественным препаратам меньше доверяют наши потребители. Как вы можете прокомментировать такое восприятие отечественной фармацевтической продукции?

Мне неприятно это слышать, и я не думаю, что это так. Такое мнение может быть у одного человека, но не более того. В принципе мнение людей противоположное. Я довольно часто участвую в семинарах и симпозиумах, разговариваю с людьми и не слышал такой информации. Есть мнение отдельных людей. Наверное, им просто невыгодно покупать или завозить более дешевые препараты, чем импортные. Ведь одно дело завезти препарат с таким же названием в шесть раз дороже или использовать белорусский. Ясно, что наценка одна и та же, но конечная сумма разная. Я могу сказать больше в плане качества: на сегодняшний день наше предприятие, как и все остальные фармацевтические фирмы, работает на довольно высоком уровне. Лично мы обладаем всеми сертификатами, которыми владеют фармацевтические заводы на Западе. У нас есть международный сертификат GMP. Мы его давно получили и сейчас каждый год подтверждаем и расширяем свое применение. Оборудование также соответствует передовым стандартам. Для того чтобы производить много препаратов хорошего качества, нужно соответствующее оборудование. Минздрав говорит, что наша продукция супервысокого качества.

Скажите, насколько наши лекарства отличаются от зарубежных аналогов?

Я могу сказать, что наши лекарственные средства значительно отличаются по цене от аналогичных импортных. Минимум — в два раза, максимум — в пять или шесть раз. А по качеству они не могут уступать аналогам, потому что полностью соответствуют стандартам. Наши капсулы «Азитромицин» стоят 9200 рублей, а оригинальный препарат «Сумамед» — 34 000 рублей. Разница ощутима.

Затронул ли ваше производство финансовый кризис?

Кризис нас затронул. В странах, в которые мы поставляем продукцию, стало недостаточно средств. Нарушились платежи, а значит, мы не можем закупить сырье для производства медикаментов. Тем не менее, мы к этой ситуации готовились. Я ждал кризиса и считал, что рано или поздно все рухнет. Поэтому наша маркетинговая политика была ориентирована не на одну страну, а на все страны СНГ. Сейчас пробуем выйти на европейский рынок, а отдельные медикаменты отправляем в США. За текущее полугодие экспорт вырос и составил 110% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Стоит отметить, что в контексте экспорта главный вопрос — это регистрация лекарственных средств. На это мы тратим много средств и усилий. Например, по рынку Казахстана мы занимаем первое место среди стран СНГ. А среди всех поставщиков сырья — пятое место.

Как вы относитесь к вероятным конкурентам: Владимиру Брынцалову и Юрию Чижу? Ведь и они заинтересованы в создании своих фармацевтических компаний в Беларуси.

Думаю, что новые предприятия не создадут проблем в отрасли. В Беларуси зарегистрировано около шести тысяч лекарственных средств. Фармацевтическая отрасль производит не более семисот препаратов. То есть несколько тысяч наименований мы не изготавливаем. Поэтому, на мой взгляд, государство должно поощрять новых игроков. Поле для деятельности огромное, нужно только направлять. Господин Брынцалов сказал, что не будет пересекаться с отечественными производителями — поэтому в этом плане у нас никаких вопросов нет. Я думаю, что в будущем они войдут в наш концерн, и мы будем работать вместе.

Может ли идти речь о продаже контрольного пакета акций вашего завода? Проходила информация, что латвийский инвестор, владелец холдинга «Гриндекс» г-н Липман намеревался инвестировать 32 млн евро в создание совместного предприятия на базе Борисовского завода медпрепаратов. В чем причина того, что этот вопрос застопорился?

Мы никогда не собирались продавать контрольный пакет акций. Продажей акций занимаются собственники. Я же искал инвесторов для того, чтобы привлечь дополнительные средств в развитие завода. У нас есть проект строительства нового таблеточного комплекса. Многие компании принимали участие в этом проекте, но о продаже акций пока речь не шла. Сейчас есть предложения на этот счет, но пока мы не находим общей точки зрения. Заводу нужен стратегический инвестор, который может предложить разработки новых препаратов и, как следствие, выход на новые рынки. Пока такого инвестора нет.

В сентябре на Борисовском заводе медпрепаратов планируется запуск новой, современной турбонабивной линии, и для ее обслуживания потребуются всего лишь два работника вместо пяти, работающих сейчас вручную. Намечено ли в связи с этим сокращение штата?

Вопрос не совсем правильный, потому что на заводе работают около 2300 человек. И подобных маленьких проектов за время работы завода было очень много. Я вам больше скажу: ни один человек не был уволен по этой причине. У нас всегда вакансий больше, чем предложений. Попавших под сокращение работников мы устраиваем на другие участки производства без потерь в заработной плате.

news.tut.by