Ускользающая красота: рынок косметологии в период пандемии

0
82

Пандемия коронавируса обострила проблему чёрного рынка в косметологии. Специализированные клиники ушли на карантин, а их клиенты — к продавцам нелегальных лекарств и косметологам-надомникам. Лицензированные поставщики услуг забили тревогу и потребовали у властей ужесточить контроль над индустрией красоты. Насколько предлагаемые меры эффективны против нелегалов? 

Драма за закрытыми дверями

В разгар пандемии Национальная ассоциация клиник эстетической медицины (НАКЭМ) заявила, что от вируса страдают не только ретейл и рестораны — рынок красоты тоже в опасности. Доля серых игроков на нём приблизилась к критическому уровню. Пока клиники были на карантине, объём надомных услуг многократно вырос и продажи профессиональных косметологических препаратов и медизделий частным лицам увеличились вдвое, посетовали члены ассоциации.

Индустрия инъекционной косметологии и прежде не отличалась прозрачностью, отмечают в НАКЭМ. В 2009 году правительство внесло косметологию в перечень медицинских специальностей, тем самым ограничив круг поставщиков товаров и услуг в этой сфере операторами с медицинской лицензией. Но в реальности желаемого обеления рынка не случилось: большинство салонов без медлицензии и косметологов без медобразования продолжили работать, как и прежде. По оценкам ассоциации, в начале этого года нелегалы занимали около 55 % этого рынка с годовым оборотом в 100 млрд рублей. 

В серой косметологии традиционно выделяют две категории. К первой относятся товары: подделки, контрафакт, препараты и медизделия без регистрационных удостоверений. Ко второй — процедуры, оказанные специалистами без высшего медицинского образования или в организациях без медицинской лицензии, а также на дому. Бывает и так, что косметолог без специального образования проводит инъекцию контрафактного ботулотоксина у себя дома. 

Производители препаратов и лицензированные косметические клиники свыклись с серыми конкурентами, как с неизбежным злом, но пандемия нарушила статус-кво. В период самоизоляции у легальных поставщиков упали продажи всех типов косметологической инъекционной продукции, в том числе ботулотоксинов, филлеров, биоревитализантов и нитей. 

«Спрос резко снизился, практически до уровня новогодних праздников, а маржа упала с 10 до 6 %», — констатирует руководитель московского подразделения «Косметология» фармдистрибьютора «БСС» Иван Парунин. 

«Объём продаж в эстетическом направлении за апрель снизился более чем в два раза от характерного для данного месяца уровня», — добавляет директор подразделения эстетического направления Ipsen в России и СНГ Елена Рязанцева. Она отмечает, что спрос на препараты начал падать с середины марта. 

С карантина выйдут не все

В сером секторе совсем другие впечатления от затянувшегося карантина. «У надомников рост на уровне 50 %, выросли „губы“, ботокс, очень сильно — нити», — ликует Емельян Браудэ, самый, пожалуй, известный человек в сегменте нелегальной косметологии. Он пропагандирует идею того, что косметологией могут заниматься люди с каким угодно образованием. Сам косметолог-самоучка, он проводит мастер-классы в регионах, где обучает многочисленных последователей нестандартным инъекционным методикам, например делать «губы-осьминог» или «стёклышко». В сообществе его последователей, которую они сами называют «сектой Браудэ», более 15 тыс. человек.

О расцвете в сером сегменте говорит и аналитик индустрии красоты Елена Москвичёва: «На подъёме продажа фальсификата и контрафакта косметологам-надомникам, обслуживание клиентов на дому, онлайн-курсы по обучению работе с контрафактом и фальсификатом. Процветают все!»

Инъекционный рынок быстро восстановится после окончания карантина, надеются его участники. «Бьюти-индустрия всегда достаточно быстро выходила из кризисов. Есть даже доказанная тенденция, когда женщина скорее отказывалась от дорогих дизайнерских вещей в пользу косметологических процедур», — говорит директор бизнес-подразделения эстетической медицины Allergan в России Нина Наследухова. 

Но большинство опрошенных «Новости GMP» компаний предполагают, что распределение сил между клиниками, салонами и серыми косметологами ощутимо изменится. Первыми с рынка вынуждены будут уйти компании, которые работали в арендованных помещениях: без клиентов им будет нечем платить за аренду, прогнозирует Елена Москвичёва. Тяжелее всего придётся тем, у кого была лицензия на медицинскую деятельность. «Для них смена адреса означает получение новых разрешительных документов. Утомительно и долго! Специалисты, которые поймут, что работа в клинике не спасла во время пандемии, будут открывать частную практику», — рассуждает она. 

Реформа для ботокса

Сохранить легальный бизнес поможет только новое регулирование, считают в НАКЭМ. В конце апреля ассоциация разослала письма в Минздрав, думский комитет по охране здоровья и надзорные органы, в которых предложила запретить продажу физическим лицам медизделий и лекарств для косметологии, в частности ботулотоксинов. По замыслу авторов, продавать и покупать их должны только юрлица с медицинской лицензией. А тех, кто продолжит оказывать услуги вне лицензированных клиник, ассоциация предлагает наказывать крупными штрафами. 

Авторы письма считают, что без принятия таких мер белый сектор уже в ближайшие месяцы ожидает коллапс: «Индустрию поглотит катастрофическая передислокация специалистов в надомные условия для проведения эстетических инъекционных процедур, что является нарушением закона и прямой дорогой к росту серого рынка».

Инициатива подразумевает радикальный передел индустрии красоты. Сейчас на долю лицензированных клиник приходится порядка 45 % процедур в инъекционной косметологии. А в случае принятия предложений у них бы появилось исключительное право на эти процедуры. Но откажутся ли салоны красоты и частные косметологи от львиной доли своего дохода?

Частная победа

Предложенная НАКЭМ реформа может иметь обратный эффект и подстегнуть переход индустрии в серую зону вместо обеления, полагают эксперты рынка. 

«Сама по себе инициатива правильная, но частные покупатели препаратов — это в основном врачи-косметологи. Пока у них есть такое право, выше вероятность, что они приобретут легальное зарегистрированное средство. Если запретить продажи частникам, то вряд ли они откажутся от покупки препаратов. Скорее всего, будут искать другие каналы и обратятся к серым поставщикам», — рассуждает руководитель проекта «Акриол Про» компании «Акрихин» Анна Мейендорф.

Иван Парунин из «БСС Косметология», напротив, выступает за более жёсткое регулирование. По его словам, на рынке сейчас неравные условия для компаний, торгующих лекарственными препаратами и медицинскими изделиями. Продавать лекарства, например ботулотоксины и анестетики, могут только компании с фармацевтической лицензией. А для продажи медицинских изделий вроде филлеров, биоревитализантов, нитей лицензия не нужна. 

«Если ввести такую же норму для поставщиков медицинских изделий, это значительно повысит прозрачность на рынке. Контролирующие органы будут иметь полный реестр легальных дистрибьюторов. Сейчас любой ИП можут купить пару упаковок филлера у легального дистрибьютора, а потом, используя выданный сертификат, продавать большие партии товара частникам», — рассуждает Парунин.

Против любых ограничительных мер играет сложившаяся в России схема взаимоотношений косметологических клиник и работающих в них врачей, говорят собеседники «Новости GMP». Традиционно врач получает 20–30 % от выручки с каждого клиента, а остальное забирает клиника. В этих условиях косметологам выгоднее принимать тех же клиентов на дому и самостоятельно покупать препараты и медизделия. 

«Клиники вынуждены закрываться. Можно подвести итог десятилетней борьбы между ними и частным сектором, сформировавшимся из их же специалистов. Клиники ничего в этих людей не вкладывали, доили, как последнюю корову. Все давно знали, что отрасль в стагнации, а коронавирус подвёл жирную черту. Однозначно эта история закончилась победой частной косметологии», — сказал в своём видеообращении в Instagram Емельян Браудэ. 

Представители клиник предупреждают, что это очень опасный тренд: косметология на дому грозит пациентам серьёзными осложнениями. В 2019 году в клиниках «Линлайн» в 2,5 раза выросло число клиентов, которые пришли исправить результаты домашних процедур и осложнения после них, рассказывает глава сети Юлия Франгулова. «Парадокс в том, что эти же пациенты потом возвращаются к дешёвым домашним инъекциям, потому что конкурировать по цене с частниками не может даже сетевая клиника», — говорит она. 

Решение от стоматологов

Устройство российской системы здравоохранения не позволяет врачам-косметологам легально работать на себя. В соответствии с законом «Об охране здоровья граждан», держателем медицинской лицензии в России является клиника, а врач — это всегда наёмный работник, зависимый от условий медучреждения. 

В Европе лицензию получает именно врач, он несёт полную юридическую ответственность за свою работу, используя медорганизацию как площадку для проведения процедур и операций. 

«Одним из решений проблемы серого рынка в косметологии могло бы стать лицензирование отдельных специалистов. Тогда они могли бы закупать препараты, легально вести приём в частных кабинетах и при этом нести полную ответственность за проведение инвазивных процедур», — рассуждает Иван Парунин из «БСС Косметологии».

Создать систему индивидуальных врачебных лицензий уже несколько лет пытаются представители другой эстетической индустрии — стоматологии. Самая популярная практика на этом рынке — аренда кабинетов, когда специалист забирает выручку от приёма себе, но платит фиксированную сумму организации с медицинской лицензией, предоставившей ему площадку. Как правило, такой врач должен числиться в штате этой больницы. 

«Сразу внедрить лицензирование стоматологов сложно, для этого потребуется внести изменения в целый ряд нормативных документов, но можно действовать поэтапно. Например, в прошлом году мы совместно с „Деловой Россией“ и „Опорой России“ предложили государству выбрать пилотный регион. Реализовать идею помешала пандемия. Но, если к нам присоединится ещё и косметологическое сообщество, шансов реализовать инициативу будет больше», — говорит соучредитель Медицинского союза «Единство» Илья Фридман.

Косметологи говорят, что опыт родственной индустрии им интересен, но ждать решения долго, как стоматологи, они не могут. Участники белого рынка считают, что легализовать его нужно в ближайшие месяцы, иначе никакими законодательными инъекциями это будет сделать невозможно.