Почему фармкомпании Таможенного союза не в восторге от интеграции в ЕАЭС

0
67

Национальная процедура регистрации лекарств доживает последние месяцы. С 2021 года все новые препараты должны получать документы по правилам ЕАЭС. Российские фармкомпании называют эти правила важным шагом к мировым стандартам, при этом сопротивляются переменам. По замыслу авторов реформы, производители должны были уже перерегистрировать весомую часть портфеля. Однако за несколько месяцев до дедлайна документы ЕАЭС получили меньше 1 % препаратов, а часть компаний и вовсе предлагает отложить интеграцию. В чём дело?

Авторы: Александр Осипов, Дарья Маматбекова

Окно в Европу

Участники ЕАЭС ввели общие правила обращения лекарств с мая 2017 года, спустя два года после создания Таможенного союза. Идея единого рынка лекарств, на котором препараты из одной страны могли бы свободно продаваться в четырёх других, полностью укладывалась в логику экономической интеграции союза. Его участники хотели обеспечить свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. 

«Объединение фармрынков было согласовано президентами. Ни у кого не было сомнений, все были воодушевлены. Идею поддержали представители бизнеса всех стран, ведь речь шла о приближении фармацевтической индустрии к лучшим международным практикам», — вспоминает исполнительный директор Ассоциации международных фармпроизводителей AIPM Владимир Шипков. 

В проекте объединения фармрынков ЕАЭС многое позаимствовано у Евросоюза, который на момент появления идеи проекта был единственным международным объединением с общей для всех участников фармакопеей — сводом стандартов качества для производства лекарств. В феврале 2017 года Валерий Корешков, тогда глава коллегии по техническому регулированию ЕЭК*, обсуждал с коллегами из Европейского директората по качеству лекарственных средств и здравоохранению (EDQM) планы создания единой фармакопеи. Корешков обещал, что новая фармакопея ЕАЭС позволит унифицировать евразийские и европейские правила. 

План для единого рынка

Создавать общий фармрынок участники ЕАЭС решили постепенно, чтобы производители освоились с новыми нормами без ущерба для бизнеса. На первом этапе, до 2021 года, компании получили возможность выбрать, по каким правилам регистрировать препараты: национальным или международным. За этот период регуляторы пяти стран должны были подготовить нормативную базу и в том числе фармакопею. Производители же — набить все возможные шишки на подаче регистрационных досье и освоить регистрацию нового формата. 

На втором этапе, до конца 2025 года, новым лекарствам не оставили выбора. Все препараты в ЕАЭС должны получать разрешительные документы только по правилам союза. Препаратам, которые давно продаются на рынке, дали ещё немного времени — до начала 2026 года, чтобы заменить национальные регистрационные удостоверения международными. 

Для получения разрешительных документов в ЕАЭС предусмотрели две процедуры. Децентрализованную, когда препарат регистрируется одновременно во всех государствах, и через признание, когда препарат регистрируется сначала в референтном государстве, а позднее — признается в остальных. 

Авторы реформы рассудили так: перерегистрация каждого лекарства займёт около семи месяцев, в портфелях крупнейших компаний не одна сотня препаратов, и если запустить несколько процедур одновременно, то пяти лет должно хватить на перерегистрацию портфеля у всех производителей. Не предусмотрели они только одного: проволочка хотя бы на одном этапе ставит под угрозу не только лекарственный рынок, но и все планы по объединению. 

Ошибка форматирования

Первое, что поняли фармкомпании, изучив правила регистрации нового образца: составить досье на препараты для ЕАЭС сложнее, чем для национальной регистрации. Нужно больше документов, деталей и результатов исследований. 

«Досье нужно предоставлять в электронном формате. Оно должно включать общую характеристику препарата и пользовательское тестирование текста инструкции», — перечисляет руководитель отдела регистрации компании «Нанолек» Дарья Неверова. 

Главное отличие досье ЕАЭС от национального — обзорные документы по результатам разработки препарата и резюме по отдельным видам доклинических и клинических исследований. Есть и другие нюансы, добавляет Неверова: в отдельных случаях, чтобы подготовить досье для ЕАЭС, нужно заново провести исследования по препаратам, зарегистрированным по национальным требованиям. 

Вдобавок, чтобы получить регистрационные удостоверения нового образца, производители должны пройти GMP-сертификацию ЕАЭС. Правила надлежащей производственной практики Союза вступили в силу в 2017 году и основывались на руководстве по GMP Евросоюза. С 2021 года для регистрации новых или перерегистрации действующих лексредств необходимо приложить к досье сертификат GMP ЕАЭС. 

Проблемы с освоением нового формата досье у производителей начались сразу. «Было много ошибок валидации электронного досье: более половины не проходили техническую проверку», — рассказывает начальник контрольно-организационного управления ФГБУ «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» Минздрава России Екатерина Рычихина. 

Решить проблему помог сервис для предварительной проверки документов. Научный центр запустил его на своём сайте. «По условиям пользовательского соглашения, мы только указывали пользователям на ошибки. Но и это помогло — сейчас ошибки валидации составляют менее 1 %», — рассказывает Екатерина Рычихина. Похожая ситуация, по её словам, была с электронными ответами на запросы экспертов. В июле этого года Центр запустил аналогичный сервис по их проверке — и проблема невалидных ответов также решилась.

Неготовность номер один

Справившись с техническими сложностями, компании наткнулись на нормативные: регуляторная база стран ЕАЭС оказалась не готова. «Непонятно, как будут признавать документы другие страны содружества. Их требования отличаются от наших, и нет прозрачности в вопросе практического выполнения процедур. Как будут вноситься изменения в переходный период, тоже неясно», — говорит вице-президент по регуляторным вопросам и новым разработкам компании «Акрихин» Ирина Редзюк. 

Компаниям приходилось вносить правки и добавлять новые документы в досье по стандартам ЕАЭС прямо в процессе подачи, поскольку требования менялись на ходу, сетует руководитель отдела подач и регистрационной поддержки компании «Герофарм» Татьяна Моисеенко. Законодательство единого фармрынка за последние три года менялось и обновлялось. Например, вышло два дополнения к утверждённым в 2016 году основным правилам регистрации и экспертизы лекарств. Компаниям-заявителям приходилось адаптироваться к неустоявшейся нормативной базе, и это требовало дополнительных ресурсов. 

Инспекции на соответствие фармпредприятия стандартам GMP ЕАЭС в переходный период начала проводить только Белоруссия. Остальные страны не успели гармонизировать национальное и наднациональное законодательство по GMP-инспекциям. Итог — опыт прохождения инспекций смогли получить лишь 30 фармпредприятий из пяти стран (а только в России насчитывается порядка 600 компаний). 

Ожидая принятия нормативной базы, производители не регистрировали новые препараты по правилам ЕАЭС, а подготовку документов на уже представленные на рынке отложили на последний момент. «Фактически рынок разделился на тех, кто пытался работать с досье и, возможно, с ошибками, но учился новому формату. И на тех, кто только рассуждал, сколько сложностей несёт интеграция в ЕАЭС», — говорит исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО) Лилия Титова.

Трудности перехода

Большинство компаний отложили регистрацию новых препаратов по правилам ЕАЭС на конец 2019 — начало 2020 года. В таком планировании было рациональное зерно: Фармакопею ЕАЭС коллегия Евразийской экономической комиссии утвердила только в августе 2019 года. Производители, зарегистрировавшие лекарства до утверждения этого документа, попали в ловушку: им пришлось пересмотреть поданные бумаги и добавить новые сведения по качеству лекарств, теперь в соответствии с Фармакопеей союза. 

Компании рассчитывали посвятить 2020 год подготовке досье на новые препараты и перерегистрации старых, однако карты спутал COVID-19. Пандемия затормозила и разработку нормативных документов в госорганах, и процесс сбора досье в самих компаниях. Дело в том, что пакет документов должен включать детальную информацию о производителе активных фармсубстанций. Эти сведения необходимо запрашивать у поставщиков, в основном в Китае и Индии. В этих странах были введены самые строгие карантинные ограничения. В некоторых провинциях Китая был полный локдаун с остановкой предприятий. Вдобавок российским компаниям пришлось переключить внимание на другие вопросы, вызванные пандемией: сбой графиков бюджетных закупок, снижение потребительского спроса на препараты и многое другое. 

Пандемия заставила компании и некоторые отраслевые объединения переосмыслить саму идею интеграции и сосредоточиться в первую очередь на развитии национального, а не объединённого фармрынка. Первыми идею озвучили представители стран, где протекционистская политика в области фармацевтики была традиционно сильна, — Казахстан и Белоруссия. В августе ассоциации фармпредприятий обеих стран обратились в ЕЭК с просьбой перенести срок перехода на единые правила регистрации на два года. 

«Стремление во что бы то ни стало завершить переход на единые правила до 31 декабря этого года будет иметь негативные последствия для белорусского рынка и потребителей», — предупреждает исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) Белоруссии Наталья Макеева. Она объяснила, что карантинные меры мешают многим производителям зарегистрировать лекарства по национальным правилам до наступления дедлайна.

Вдобавок, по словам Натальи, именно сейчас в Белоруссии сложилась благоприятная ситуация для национальной регистрации препаратов. «В конце 2019 года президент республики указом „Об обращении лекарственных средств“ ввёл упрощённый порядок оформления разрешений. Мы хотели бы успеть зарегистрировать как можно больше новых препаратов, чтобы обеспечить белорусам доступ к современным лекарствам», — объяснила Наталья Макеева. 

Вопрос не только времени

Директор по качеству армянской компании «Эско-фарм» Вахинак Григорян считает, что переносить сроки регистрации не нужно, но предлагает ввести режим облегчённого получения разрешительных документов для лекарств, давно обращающихся на рынке. 

Работающие в России производители придерживаются консервативной позиции и предлагают сохранить первоначальные сроки. Но и они признают: чем ближе час иск, тем больше барьеров, в первую очередь правовых, для того, чтобы интеграция состоялась. 

«Не так давно выяснилось, что у нас отсутствует нормативная база для регистрации по формату ЕАЭС нерасфасованных лекарств (in bulk). Они могут получать только национальные регистрационные удостоверения, хотя объёмы огромные. Почему это изначально не было предусмотрено, никто уже не вспомнит, но факт в том, что у нас не готова нормативная база для регистрации этих препаратов по ЕАЭС», — возмущена Лилия Титова из СПФО. 

Ирина Редзюк из «Акрихина» говорит, что, приведя в соответствие несколько обращающихся на рынке препаратов, компания столкнулась с тем, что эти лекарства получили статус вновь зарегистрированных. «Теперь компания должна тратить время и деньги, чтобы дополнительно контролировать качество препарата по всем показателям в независимой аккредитованной лаборатории. Возникновения такого риска мы даже не предполагали», — отмечает она. 

Скидка на инновационность

Несмотря на опасения участников рынка и пробелы в нормативной базе, представители фармкомпаний считают: создать объединённый рынок в следующие пять лет возможно, хотя и чрезвычайно трудно. Регуляторам и производителям придётся много работать, чтобы успеть перерегистрировать по правилам ЕАЭС все имеющиеся лекарства. 

«Можно ожидать повышенной нагрузки на производителей и регуляторов по приведению в соответствие всего объёма зарегистрированных лекарственных препаратов», — прогнозирует директор по корпоративным коммуникациям компании AstraZeneca Евгения Касьяненко. Она добавляет, что, если можно будет одновременно регистрировать препараты и проводить инспекцию производства на соответствие стандартам GMP ЕАЭС, это поможет компаниям соблюсти сроки. 

Другой вариант — если регуляторы разрешат проводить инспекцию в течение трёх лет с момента подачи досье. «Это чрезвычайно гибкий механизм, позволяющий регулятору с учётом риск-ориентированного подхода допускать препараты на регистрацию без задержек, в том числе при наличии сертификатов GMP, выданных в рамках национальных правил», — поясняет Касьяненко. 

Директор отдела регистрации инновационных препаратов Pfizer в регионе «Евразия и Прибалтика» Светлана Осипова считает, что после 1 января 2021 года необходимо создать режим ускоренной регистрации препаратов в ЕАЭС. Сейчас такой режим действует на территории России, но со следующего года постановление российского правительства № 441 утратит силу — и все новые препараты отечественного рынка должны будут регистрироваться по новым правилам, в которых нет скидок на инновационность. 

«В новых правилах ЕАЭС не предусмотрена возможность ускоренной регистрации средств, предназначенных для профилактики, лечения и диагностики редких заболеваний — по аналогии с действующей в России процедурой ускоренной экспертизы для этой группы препаратов. Ускоренная процедура обеспечит своевременный доступ пациентов с орфанными заболеваниями к необходимой терапии», — замечает Светлана Осипова. 

Чтение для тревожных

Представители регуляторов считают, что критических проблем нет, а многие вопросы можно решить, внимательно изучив законодательство ЕАЭС и обратившись за разъяснениями в профильные ведомства. Екатерина Рычихина из НЦЭСМП Минздрава РФ отмечает, что одна из самых распространённых страшилок последних лет — проведение дополнительных клинических исследований. 

Если заявитель подаёт досье в референтное государство и планирует продавать препарат только на его территории, то может вообще не прикладывать к досье модули 4 и 5, где должна содержаться такая информация, объясняет Рычихина. Если компания собирается продавать лекарство и в других странах, то в досье могут быть включены результаты исследований, проведённых до 1 января 2016 года, добавляет она. 

«Исследования, инициированные после этого срока, должны быть приведены в соответствие с международными договорами и актами, составляющими право союза, при этом как минимум одно из клинических исследований должно быть проведено полностью или частично на территории ЕАЭС», — говорит Рычихина. 

Так или иначе, за квартал до дедлайна машина экономической интеграции фармрынков не сбавляет ход: об отсрочке дедлайна для регистрации новых препаратов в ЕЭК речи не идёт. Голоса сторонников единого фармрынка звучат так же уверенно, как и протекционистов. Фармкомпании составляют пятилетние планы по перерегистрации портфеля и готовятся жить в новой реальности.


* Евразийская экономическая комиссия, главный регулятор Таможенного союза