Аптеки: учреждения торговли или часть системы здравоохранения?

Возвращение аптек в сферу здравоохранения – давняя мечта фармацевтов. Более 80% опрошенных сотрудников аптек считают, что аптеки должны официально перейти из ретейла в систему здравоохранения. И только 15% готовы согласиться с существованием аптек «на стыке» двух систем.

Сейчас, по мнению фармацевтов, аптеки не являются частью системы здравоохранения ни официально, ни в восприятии потребителей: фармацевтов искренно обижает, что к ним относятся как к продавцам в магазине.

В утрате медицинской функции сотрудники аптек винят не только практику маркетинговых бонусов и появление коммерческих аптек, но и торговлю CTM, отсутствие лекстрахования, упразднение Главного аптечного управления и дистанционную продажу лекарств.

Как вы считаете, в чем причина переориентации аптек в сторону ретейла? Нужно ли вернуть аптеки в систему здравоохранения и какие меры могут быть предприняты для этого?

Если вы хотите принять участие в дискуссии, заполните заявку на вступление в число экспертов GxP-сообщества.
  1. Минувших два года показали, что аптекам необходима поддержка на государственном уровне. Пандемия, маркировка, все проблемы, возникающие с лекарственным обеспечением, были возложены на аптеки. Их обвиняли во всех смертных грехах, начиная от неумения работать и заканчивая разогревом ажиотажного спроса…

    Аптеки стали бизнесом, а что главное для бизнеса? Правильно — получение прибыли. Они и стали по сути аптечными магазинами.

    Необходимо, чтобы аптечный бизнес вошёл в число социально значимых видов деятельности с получением соответствующих льгот и преференций. Кроме того, необходим государственный орган, отвечающий за лекарственную помощь населению.

    Пока ни одного цельного нововведения на эту тему нет даже в проекте. Но хочется верить, что все же отношение к аптекам будет пересмотрено, и их будут действительно рассматривать как важную часть системы, обеспечивающей сохранение здоровья населения.

    14
    1
  2. Тема обсуждения не нова. Ещё в марте 2019 году я написал статью «Пять аргументов в подтверждение того, что провизор – не продавец, а аптека – не магазин». Заинтересованные читатели могут её найти в интернете, достаточно сделать запрос по названию.

    Я присоединяюсь к тем 80% опрошенных сотрудников, которые считают, что аптеки должны официально перейти из ретейла в систему здравоохранения. Существование «на стыке» двух систем считаю неудачным из-за того, что с каждым годом фармацевтика всё больше и больше уходит в сторону розничных продаж. И нет ничего удивительного в том, что отношение к фармацевтам в ходе этого процесса превращается в отношение, близкое к тому, которое демонстрируется к продавцам магазинов.

    Поставлю себя на место провизора «первого стола». Смело могу это сделать, так как по первому образованию я – провизор. Львиная доля моих однокурсников так и осталась работать в профессии, но ни один из них мне ни разу не сказал, что за прошедшие с момента нашего выпуска годы профессия стала более привлекательной и престижной. Скорее, наоборот.

    У меня тоже возникает вопрос: «А стоило ли тратить пять лет учёбы в медицинском ВУЗе на то, чтобы ежедневно выполнять функции по сути продавца розничной торговли» ? И не потому, что меня этому учили, и я сознательно готовился к такой работе пять лет, а потому, что медицинская и социальная составляющая в этом бизнесе уступили место «продвижению» и «зарабатыванию».

    Полностью согласен с Тамарой Олеринской — аптеки постепенно совсем превратились в аптечные магазины. Со своими правилами работы, иногда путающими, что в аптеках реализуются лекарства, а не товары повседневного спроса; что маркетинговые контракты и бонусы за их выполнение – это хорошо, но это точно не про лекарства; что фармацевтическое консультирование куда-то делось в силу ненадобности или невозможности; что работа аптеки почему-то не является социально значимым видом деятельности, хотя фармацевты, например, во время пандемии были «на передовой» наряду с врачами.

    Приведу несколько примеров из опросов фармработников об их отношении к профессии и работе. В «Фармвестнике» было опубликовано небольшое исследование компании Top of Mind MR&C. В нём приняло участие всего 155 фармацевтических работников, но основными причинами разочарования в профессии, которые были отмечены примерно половиной опрошенных, стали две: «сужение профессиональных задач» и «из нас делают продавцов».

    В исследовании портала «Фарма.рф» летом прошлого года приняли участие 561 фармработник. 71% участников имел стаж более 10 лет на момент опроса, но при этом 67% отметили, что имеют только 15-20 минут на обед, а то и вовсе не обедают; 10% работодателей запрещают сотрудникам сидеть во время рабочего дня; 76% опрошенных работает по 12 часов и более за смену. При этом ещё есть план, который нужно выполнять, иначе не получить премию; обязательным является соблюдение маркетинговых соглашений или продвижение своих собственных СТМ; присутствует наличие штрафов и ощущение того, что фармацевт превратился в «торгаша» (со слов интервьюированных). Вот тут точно можно сравниться с розницей, причём можно иногда и выиграть по части демотивирующих факторов.

    Причём всё это отмечают подготовленные в специальных ВУЗах и училищах профессионалы. Которых заменить на других более «покладистых» и менее «привередливых» не получится – по стандарту профессии нужны опять же выпускники ВУЗов и училищ.
    Может быть, и по этим вышеперечисленным в исследованиях причинам профессия, к сожалению, девальвирует? Жаль. Ведь речь идёт о лекарственной помощи населению, которую должны на всех её этапах оказывать профессионалы. Профессионалы здравоохранения, куда и должна быть отнесена фармацевтика.

    И, наверное, было бы целесообразно в ситуации некой неопределённости с долгосрочным поведением иностранных производителей лекарств, маркировкой, периодической дефектурой тех или иных препаратов по разным причинам иметь отдельный государственный орган, отвечающий за лекарственную помощь населению.

    Так что я за переход в систему здравоохранения.

  3. Существует фармацевтическое предание о «золотом аптечном веке». Вот когда аптеки были одна на квартал и когда они были частью системы здравоохранение, то фармацевт был ого-го! Почти врач в глазах покупателей (простите, пациента!). А сейчас по 5 аптек на одном углу, и фармацевт уже не фармацевт, а так… почти торгаш в глазах… в глазах клиента.

    Это настолько по-человечески искать «золотой век» и желать туда вернуться, при этом ничего для этого не делать (это важно)!
    Хотя, разумное зерно в таком рассуждении, действительно, есть — чем больше специалистов (чем больше предложение), тем менее ценен специалист. Ценность терапевта в глазах населения одна, у хирурга другая, у нейрохирурга третья. Тут все понятно.

    Вполне очевидная закономерность, но нет, нам нужен карго культ! Если мы вдруг (!) вернем аптеки в систему здравоохранения, то все наши покупатели (ой, простите, пациенты) вдруг сразу зауважают фармацевтов, как раньше, и будут приходить только с рецептами, выписанными аккуратным почерком, на правильном бланке… на латыни (кстати, еще кто-то ее помнит?!).

    Нахождение аптеки в системе торговли дарит нашему рынку достаточно большие преимущества и достаточно высокую степень свободы, которую можно монетизировать, а это значит, что наполняются карманы как собственников, так и сотрудников.

    Перемещение аптек в систему здравоохранение приведет… к чему приведет? Кто-то об этом подумал? А ну как навешают новых ограничений, порядков, и т.п., а пресловутое покупательское уважение не вернется. Получится шило на мыло поменяли. Свободы маневра лишились и ничего не получили.

    А может просто понять, что уровень достоинства человека, специалиста, сотрудника аптеки зависит не от того, принадлежит ли аптека к какому-либо ведомству, а от профессионализма каждого сотрудника?

    Но нет, погодите! Это же придется работать по-другому! А так не хочется! Хочется чтобы «счастье для всех даром и никто не уйдёт обиженным!»

    2
    2
  4. С детства нам всем хорошо знаком добрый доктор Айболит. Сказка учит малышей быть добрыми и отзывчивыми, помогать тем, кто болен, слаб и беспомощен. Поэтому в сознании людей белый халат – неотъемлемый образ медработника, того, кто действительно может помочь людям. Но все, что пишут про врачей, весьма уместно в описании фармацевтических работников. Они тоже, как и медики, имеют дело с человеческой болью и стоят на страже здоровья нации.

    В России же роль фармацевтов и провизоров намного выше, чем в других странах. Если в Европе или Америке люди при первых тревожных симптомах обращаются ко врачу, то россияне сразу идут в аптеку. Часто складывается так, что именно фармацевты первые, к кому люди обращаются за помощью и консультацией в связи со своим здоровьем.

    Фармацевт (был и есть) — неотъемлемое звено системы лекарственного обеспечения пациента. В то же время аптечный ритейл относится к розничной торговле, а не к системе здравоохранения, как это было раньше. Работа в аптеке — это кропотливый труд на благо нации, и главным её достоянием является здоровье людей. А оно в руках медицинских и фармацевтических работников.
    Исторически аптеки всегда относились к учреждениям здравоохранения. Они курировались Минздравом. В стране было Аптечное управление, куда стекалась вся статистика, откуда выходили все стандарты, по которым велась работа. Сегодня же фармацевтов воспринимают как продавцов лекарств, а аптеки — как «супермаркет таблеток». Фактически связь с врачами утеряна. Нет системного подхода. Аптечные учреждения контролируют и ФАС, и Росздравнадзор, и Роспотребнадзор, и Минпромторг. Как говорят: «у семи нянек дитя без глаза», и понять кто же руководит сложно. Поэтому аптечное сообщество вновь и вновь поднимает вопрос смены ОКВЭД. При смене ОКВЭД аптеки не проснутся в новой реальности, но это станет первым шагом к выстраиванию системы, которая будет поддерживать профессиональное сообщество и вернет уважение общества к фармацевту и провизору.

    Во всём мире роль фармацевта растёт, у нас в стране идёт обратный процесс. Между тем эти специалисты способны разгрузить систему здравоохранения, как минимум консультируя покупателей или проводя вакцинацию. В ряде стран их коллеги занимаются утилизацией бракованных, просроченных или неиспользованных лекарств, которые относятся к категории наиболее трудноперерабатываемых. В Голландии до 70 % ненужных лекарств сдаётся в аптеки. В России принять просроченные лекарства просто некому. А для этого на государственном уровне нужно закрепить определение «фармацевтической услуги».

    И конечно независимым аптекам в сельских, отдаленных и труднодоступных районах, требуется поддержка государства. Субсидии, льготы, преференции для фармацевтической розницы, правильные законодательные акты помогут малому и среднему бизнесу развиваться, привлекать квалифицированные кадры и оказывать качественную фармацевтическую помощь населению.

    Немаловажным признанием роли фармацевтов и провизоров станет официальное утверждение почетных званий и наград. В самые тяжелые времена пандемии сотрудники аптек ежедневно отпускали лекарства и наряду с врачами боролись с COVID-19. В России есть звание засуженного врача, артиста, учителя, юриста, а вот фармацевта, к сожалению, нет.

    Будем верить, что вслед за утверждением профессионального праздника последуют и эти – такие важные и нужные решения. Сейчас мы присутствуем в такой момент, когда в очередной раз профессия трансформируется. Все меняется, и фармацевт, и провизор, и розничный фармацевтический рынок совсем скоро станет другим.

    13

Новые комментарии