Завод фармацевтического концерна «Биннофарм»

0
1669

Биннофарм

Завод фармацевтического концерна «Биннофарм» открылся в октябре на Северной промзоне Зеленограда. Он принадлежит АФК «Система» наравне с концерном «Ситроникс» и его зеленоградским микроэлектронным направлением на «Микроне». Новому заводу прочат роль центра будущего биофармацевтического кластера на территории зеленоградской экономической зоны — неожиданный поворот для развития «города электроники». Помимо общего любопытства к представителю иной отрасли, которое вызывает «Биннофарм», его зеленоградское производство представляет для горожан и вполне определенный интерес, как источник новых рабочих мест, причем в достаточно наукоемкой сфере деятельности. О том, какая именно это деятельность и о планах на будущее Zelenograd.ru рассказал генеральный директор компании «Биннофарм» Максим Уваров.

— Итак, основные производственные мощности «Биннофарма» теперь находятся в Зеленограде?

— Вообще, у «Биннофарма» три производственные площадки. Одна — на шоссе Энтузиастов, компания «НПО Оргсинтез-I». Вторая производственная площадка — в Сергиевом Посаде «Фармапэк», производство «дженериков» пролонгированного действия. Эту площадку позже планируется перенести в Зеленоград. И сегодняшний зеленоградский завод — третья площадка. Здесь у нас первый этаж занимает производство «дженериков», синтетических лекарств, а на втором этаже расположено производство биотехнологических лекарств. Вообще, в Зеленограде предусмотрены две площадки, вторая — в особой экономической зоне, там будет не производство, а разработки.

— На производстве синтетических «дженериков» будут изготавливаться препараты «Мосхимфармпрепараты» им. Н.А.Семашко?

— На зеленоградском заводе мы будем выпускать и собственную продукцию, и препараты по контрактному производству для МФПХ им.Семашко. Таким образом, производство будет полностью загружено. Свои препараты, синтетические лекарства, мы изготавливаем не из собственных, а из привозных субстанций. Всё свое используем только в биотехнологическом производстве, на всем его цикле — то есть там мы не зависим от импорта вообще.

— В биотехнологиях у вас сейчас основная собственная разработка — вакцина от гепатита В?

— Вдобавок нами разрабатываются и многие другие препараты. Разработки ведутся в трех направлениях: вакцины и препараты для лечения рака, и вакцины от различных инфекций, то есть гематология, онкология и инфекционные заболевания. А также направление респираторных заболеваний, поскольку на зеленоградском заводе у нас есть производство аэрозолей и спреев без фреонов. Пока «Биннофарм» производит в аэрозолях и спреях синтетические лекарства, но планируем дополнить их биотехнологическими средствами. Так, здесь уже разработан интерферон в аэрозолях — это биотехнологический препарат.

— Научные разработки будут вестись в Зеленограде, здесь будет основной центр научных разработок компании?

— Мы сейчас обсуждаем перспективы совместных научных разработок с несколькими научно-исследовательскими институтами в Москве и с биологическим факультетом МГУ им.Ломоносова. Все эти разработки мы хотим вести здесь, в Зеленограде, в особой экономической зоне. У нас есть проект Научно-производственного комплекса «Протеомики» (протеомика — это наука о белках в организме человека), который мы и планируем создать в ОЭЗ совместно с рядом партнеров. Вообще перед нами ставится задача привлечь сюда максимальное количество разработчиков и производителей биотехнологических препаратов, отечественные и западные компании, и создать в Зеленограде биотехнологический кластер. На наш взгляд, сегодня для отечественной фармацевтики будущее — не в конкуренции, а в кооперации.

— Какие у вас планы на ОЭЗ — что там будет находиться, сколько будет рабочих мест, будет ли построено собственное здание и когда?

— Пока сложно точно сказать, проект в проработке. Только что открытый завод «Биннофарм» начали строить в июле 2007 года, закончили через 2 года с небольшим. А сейчас — начали активно заниматься НПК «Протеомики», надеюсь, реализуем это достаточно быстро.

— Компания собирается вкладывать в этот НПК свои собственные средства, или, как у многих резидентов, у вас встанет проблема привлечения кредитных средств?

— Этот вопрос прорабатывается. Во всяком случае, этот завод построен полностью на деньги акционеров АФК «Система», весь производственный комплекс. Посмотрим, как получится с «Протеомикой». Конечно, вопрос финансирования обсуждается нами и особенно в условиях кризиса.

— Говорят, «Биннофарм» если не единственное, то ведущее сейчас российское предприятие, внедрившее у себя стандарты GMP…

— Среди биотехнологических производств — да, у нас единственное такое производство, промышленное, полного цикла, в соответствии с международными стандартам. Аналогов в России ему пока нет. Что касается синтетических лекарств, то многие компании сейчас переходят на GMP.

— Соответствие GMP удорожает технологию производства и, в конечном счете, сами лекарства?

— Производство по GMP — сложнее, дороже, но зато безопасней для потребителей и для производителя, здесь речь идет о росте на десятки процентов от себестоимости.

— Если случится так, как сказал Владимир Путин на совещании, прошедшем недавно в «Биннофарме», и с 2011 года все производители, не соответствующие GMP, перестанут получать госзаказы — ваше предприятие останется монополистом в этой области рынка, в биотехнологических препаратах?

— Сейчас многие компании пытаются перейти на GMP. Какая расстановка сил сложится к 2011 году — никому не известно.

— Второе, сказанное премьером — призыв к удешевлению отечественных лекарств, чтобы они стали дешевле импортных. Ваша точка зрения как эксперта: как это возможно при равном качестве?

— У нас отечественные лекарства и так дешевле, просто их нет. Сейчас, если иностранная компания у нас продает лекарство, и у нее нет отечественных конкурентов — конечно, она завышает цены, которые в условиях конкуренции были бы ниже. На отечественном рынке очень много препаратов, которые запатентованы иностранными компаниями и имеют в своей цене сверхприбыли. У российских компаний не получается так зарабатывать, а можно было бы вывести отечественные более дешевые аналоги этих препаратов. Если же говорить о биотехнологиях, то, конечно, они должны быть дешевле импортных — при условии, что сырье полностью будет производиться внутри страны, и мы будем абсолютно независимы от импорта.

— Как сегодня чувствует себя российская фармацевтика, и какие надежды вы видите для себя в ее будущем, связывая с ним такие проекты? Говорят, что в мире эта сфера деятельности по доходности идет третьей после оружия и наркотиков, а у нас пресса отмечает, что «наконец-то правительство обратило внимание на наш маленький рынок фармацевтики»?

— Мне неизвестны фармкомпании, которые были бы настолько прибыльными в нашей стране. В мире — да, в нашей стране — не знаю. У одной из мировых компаний, очень известной своими брендами потребителям, прибыль в прошлом году была ровно такая же, как весь объем нашего отечественного рынка — около 10—11 миллиардов евро. Российский рынок очень маленький, потребление лекарств на душу населения у нас в несколько раз меньше даже, чем в Восточной Европе. У отечественных производителей жуткая конкуренция друг с другом, да и то за «дженерики», инновационными препаратами никто не занимается. С точки зрения безопасности лекарств — в России её практически нет, почти все полностью зависят от импортного сырья и от импорта. Во всех странах фармацевтику сильно поддерживает государство. Слава богу, у правительства наконец-то изменилось отношение, нас заметили и поняли, что этим надо заниматься достаточно активно, потому что Россия уже потеряла свои позиции в мире. Поясню: по биотехнологиям наша страна когда-то была лидером. Большинство первых вакцин придумано русскими учеными, и сегодня во всех мировых биотехнологических компаниях ведущие специалисты — ученые бывшего СССР. Мы сейчас активно возвращаем их обратно. Уже вернули семь ученых с семьями, сейчас они работают именно здесь, у нас, приехав из США, Чехии, Швейцарии, Финляндии. Еще три семьи в проекте, из Канады, Финляндии и Швейцарии, тоже пытаемся их сейчас вернуть… Каждый ученый, каждая семья для «Биннофарм» — это отдельный биотехнологический инновационный проект.

— Почему Зеленоград выбран вами в качестве подходящего места для фармацевтического кластера? Город электроники…

— А почему нет? У Москвы есть программа вывода промышленных предприятий за пределы МКАДа. А значит, внутри МКАД фармацевтических производств через какое-то время не будет — это первое. Зеленоград вне МКАД, но в то же время еще Москва. Второе: в Москве огромнейший потенциал по кадрам — Химфак МГУ, Биологический факультет МГУ (крупнейший факультет в МГУ и во всей стране). Кроме того, производственный персонал нами еще привлечен с МФХЗ «Семашко», есть соответствующая программа сотрудничества, по которой уже сейчас на комплексе «Биннофарм» работает много сотрудников оттуда. И третье — в Зеленограде есть вся необходимая городская инфраструктура, начиная с новой развязки на Ленинградском шоссе.

— То есть москвичи будут ездить теперь в Зеленоград на работу в «Биннофарм»? Нестандартный ход…

— Зато удобный, если иметь ввиду пробки — они складываются обычно в обратном направлении. И не только москвичи, на сегодняшний момент у нас в Зеленограде уже работает 330 человек, из них 130 — жители Зеленограда. Практически все наши инженеры — зеленоградцы. На заводе планируется 600 сотрудников, из них 100 — в инженерной службе, в электронике производства и т.п., что как раз подходит «городу электроники».

— С нанотехнологиями ваши разработки и производство как-то смыкаются? Есть уже примеры сотрудничества по этому направлению с какими-то зеленоградскими предприятиями?

— Биотехнологии сегодня, по сути — часть нанотехнологий. В этом направлении «Биннофарм» разрабатывает проект совместно с госкорпорацией «Роснано». Из компаний Зеленограда мы работаем с «Микроном» и рядом других компаний в нашем проекте по биочипам, в нем участвует несколько производителей и разработчиков

— Что такое биочипы? В Зеленограде когда-то была разработана «царская таблетка» — чип, который нужно было глотать, и он «работал» изнутри«…

— Мы собираемся заниматься диагностическими биочипами. Это что-то вроде теста для беременности, когда используется, например, кровь, и по ней прибор определяет беременность. В биочипе это выглядит так: на расходные полоски фиксируются разные антитела. Поскольку биотехнологии это в основном работа с инфекциями, то это могут быть антитела сразу нескольких инфекций — гепатита, СПИДа и т.д. В чип встроены соответствующие маркеры «есть-нет», всё это подсоединяется к электрическому датчику, и тогда можно смотреть расшифровку цифровых данных измерений на экране. Вот суть биочипа. Это очень интересные разработки, уникальные для нашей страны и супер-эффективные — мгновенная диагностика.

— А как будет работать ваш другой проект — RFID-метки «Микрона» для лекарств? Что они будут защищать от фальсификации — саму подлинность формулы лекарства или торговые знаки?

— И то, и другое. Производители должны будут проставлять RFID-метки на свои упаковки. Главное, что подход к этому должен быть комплексным: и аптеки, и дистрибьюторы должны иметь единую систему считыванию таких меток. К тому же, это очень удобно для производителей и продавцов с точки зрения анализа статистики продаж. Пока мы в тестовом режиме начинаем это использовать на наших лекарствах, а потом посмотрим — если это найдет поддержку на рынке, целесообразно предложить это всем.

— Поставки вашей вакцины от гепатита В по госконтракту уже идут? Где и для кого она применяется?

— Поставки уже идут, мы выиграли федеральный тендер на 18 миллионов вакцин. Это вакцина «Регивак» (торговое название вакцины), она применяется для взрослого населения — медработников и других групп.

— В Википедии перечислены шесть вакцин, которые сейчас применяются на территории РФ — в этом списке есть российские «Микроген» и «Комбиотех», но нет «Биннофарма» — еще нет? И все эти вакцины — они соответствуют GMP?

— Почему в этом списке нас пока нет — вопрос к Википедии, к оперативности ее данных. По соответствию GMP — не готов сказать про все вакцины, наша — соответствует. К тому же «Микроген», например, не отечественная, а индийская вакцина, она только разливается на российском заводе. Она сделана по GMP, но качество вакцин, которые приходят в Россию, оставляет желать лучшего. Дополнительный плюс нашей вакцины — в специфичности для России. В тендере по поставке вакцин мы работаем вместе с «Комбиотех», как два производителя, которые делают вакцину с учетом местного штамма этого вируса. Ведь в каждой стране циркулируют свои вирусы инфекций, это касается и гепатита, и, например, гриппа. А значит, по-хорошему, биотехнологическое производство вакцин должно находиться в стране и анализировать тот вирус, который имеет хождение на ее территории — так делается во всем мире, в развитых странах постоянно отслеживают мутирование собственных вирусов. В Индии, например, ходит немного другой вирус гепатита, вакцинирование там собственной вакциной хорошо помогает.

— Разработка вакцины от рака — это что-то совершенно новое? Сейчас уже существуют какие-то вакцины от рака в мире?

— Это будет нашей инновационной разработкой, которой как раз и займется НПК «Протеомики», а пока мы ведем исследования на базе существующего уже комплекса. В мире сейчас есть такие разработки: Куба, например, разрабатывает вакцину против рака простаты с 1980 года, недавно вышла вакцина для девочек-подростков от миомы. Подобные разработки могут занять много времени, но у нас, может быть, получится быстрей.

— Известно, есть три способа биотехнологического производства: из донорской крови, путем микробиологического синтеза или с использованием трансгенных животных. У вас реализован только второй способ? Использовать трансгенных коз вы не собираетесь?

— Исключено, у нас нет ни коз, ни галок.

— Тогда почему ветеринары перечислены среди ваших вакансий?

— Вы знаете, сложно сказать, почему там ветеринары … Когда первый раз зеленоградские журналисты здесь брали интервью, то почему-то написали про ветеринаров. Наверное, запутались в мире биологии, где вирусы и бактерии относятся к царству животных. Смешная ошибка с их стороны 🙂 А теперь нас об этом постоянно спрашивают.

— А набор других сотрудников в «Биннофарм» сейчас активно идет? Какой порядок зарплат у вас, если не секрет?

— Да, сейчас активно набираем персонал, не заполнено еще 270 вакансий. Из заполненных 330 вакансий — 130 зеленоградцев, так что не могу сказать, что мы рассчитываем только на москвичей. В наборе сотрудников нам сильно помогает зеленоградская префектура. Средняя зарплата у нас сейчас 35 тысяч рублей — средняя по всему предприятию, от высококвалифицированных специалистов и руководства до уборщиков. Многие специалисты получили ипотеку на жилье.

— Что означает фраза из вашего пресс-релиза «Под эгидой данного кластера будет комплексно решаться ряд вопросов, связанных с трудовой деятельностью сотрудников и бытовыми условиями их жизни»? Имеется ввиду строительство жилья для сотрудников, вы будете этим заниматься?

— Да, и надеемся, что нам помогут. Чтобы привлекать для работы в «Биннофарм» ученых — именно высококвалифицированных специалистов, которых нет ни в Зеленограде, ни даже в Москве — необходимо жилье, дома или квартиры . Это примерно как на западе, где в биокластерах и работа и жилье находятся рядом.

— То есть, вы готовы сами в это вкладываться?

— Уже вкладываемся, получается. Ведь мы уже оплачиваем жилье ученым, которых перевезли в Россию. Конечно, хотелось бы, чтобы в будущем государство нам в этом помогло, и сделало это как-то системно.

— В Зеленограде вы планируете открыть спецшколу с химическим уклоном? На базе какой школы — уже известно?

— Посмотрим на развитие биокластера, на то, как мы будем расширяться. Если все будет хорошо, то через какое-то время нам понадобятся специалисты — и школа понадобится. Конкретная школа пока не обсуждалась.

— Будет ли у вас какое-то сотрудничество с МИЭТом в плане подготовки студентов?

— У нас оно уже и сейчас идет. Вообще, в Зеленограде мы сотрудничаем со многими учебными заведениями, по кадрам, по переквалификации — у нас их целый список, разработаны программы сотрудничества.

— Недавно в Зеленограде прошло слушание проекта Генплана, где жители близлежащих к Северной промзоне жилых корпусов были очень озабочены тем, что теперь близко к ним будет располагаться фармацевтический завод — по сути, химическое производство, известное своей вредностью. Что вы ответите на их опасения?

— Ситуация такая: «Биннофарм» не производит химических веществ, у нас биотехнологическое производство, в котором их не используется — то есть, можно сказать, это экологически чистый завод.

— А синтетическое производство лекарств, о котором вы говорили?

— Синтетические лекарства мы производим, используя импортные субстанции, а не изготовляем собственные. Одним из основных требований при проектировании завода в Зеленограде изначально была его экологическая безопасность. Более того, для производства на «Биннофарм» аэрозолей и спреев не применяют фреон — то есть нет никаких выбросов, разрушающих озоновый слой.

— А штаммы вирусов, которые используются при изготовлении вакцин, у вас не вырвутся на свободу, как в фильмах ужасов?

— У нас другая технология, генно-инженерное производство без использования вирулентных штаммов — то есть, в этом смысле абсолютно безопасное.

— Само ваше производство для тех, кто на нем работает — вредно?

— Это не синтез химических субстанций — вот там вредное производство. В «Биннофарм» субстанции для таблеток, капсул, аэрозолей поступают уже в готовом виде. Единственное, что тяжеловато — работа идет в закрытых помещениях, в «чистых комнатах», но зеленоградцы со всем этим уже хорошо знакомы по микроэлектронных производствам.

Елена Панасенок

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь